Цивилизации древней Европы

Раздел 2 / Гальштат и Вилланова

Многочисленность культурных типов, которые выделяются внутри пространства гальштатской цивилизации, так же как разнообразие (или неравномерное размещение) её населения, отражается в искусстве. Вокруг резиденций могущественных правителей, которые монополизировали экономические ресурсы некоторых регионов, например в Гальштате, Гейнебурге и Голдберге, развивались формы искусства и придворного ремесла, важную роль которых в формировании эстетического чувства и искусства каждого региона не так давно подчеркнули учёные.

Такие резиденции, в отличие от неукреплённых деревень и редко заселённых территорий, в более позднюю эпоху будут сооружаться на возвышенных местах. Это будет сопровождаться проявлением навыков, связанных с зарождением урбанизма, который впоследствии изменит технику возведения укреплений и будет способствовать распространению застройки внутри огороженных пространств. Все хижины Голдберга, за исключением одной постройки, которая скорее всего являлась главным жилищем, имеют сходные размеры. Но в то время как прямоугольный план уже был адаптирован в Центральной Европе, здесь не было ни малейшего намёка на рациональную планировку, напротив, строения размещались хаотично, о чем свидетельствует нерегулярное расположение руин.

В Гейнебурге каменные стены правильной формы окружают укреплённое место. Однако это скорее плод иноземной архитектурной науки, а точнее — работа архитектора из Великой Греции. Важно то, что техника и правильная геометрическая форма этих стен свидетельствуют о прямых контактах с некоторыми более развитыми странами средиземноморского мира, где использование рациональных и эстетических принципов дополняло при необходимости чистую функциональность протоисторического жилища, до тех пор моделировавшегося в соответствии с ландшафтом. Опыт Гейнебурга будет широко использоваться в эпоху Ла Тен.

Однако это объясняется отнюдь не приходом действительно архитектурной цивилизации, но стремлением к прочности, причём прочные материалы использовались не только при постройке отдельной части сооружения, но и для возведения всего комплекса. Эта забота о долговечности проявляется в эпоху Гальштат и в погребальной сфере, в больших курганах, свидетельствовавших о социальной значимости погребённых. Каменная ограда, окружавшая основание кургана, — хотя этот обычай и не был общепринятым, — не только задавала геометрическую форму, но и препятствовала размыванию насыпи из камней и земли. В основании каждого кургана находилось помещение.

Однако отсутствовала всякая связь между внутренним и внешним пространством сооружения, в противоположность средиземноморским круглым конструкциям, толосу и собственно мегалитическим погребениям средней и поздней первобытной истории. Цивилизация Гальштат представляет собой в конечном счёте цивилизацию без архитектуры, и мы увидим, что во многом это относится и к цивилизации Ла Тен.

Именно в декоре многочисленных керамических и металлических предметов, изготовленных специально обученными ремесленниками, наиболее чётко проявляются оригинальные черты гальштатского искусства. Геометрические формы, абсолютная правильность которых традиционна для континентальной Европы, были заменены в посуде из бронзы и обожжённой глины более округлыми формами, которые можно рассматривать как необычные варианты средиземноморских моделей. Не следует, однако, забывать, что традиции европейской первобытной истории довольно многочисленны и восходят иногда к неолиту.

Континентальное влияние ощущается главным образом в геометрическом декоре, где оно сочетается тем не менее со средиземноморскими заимствованиями. Но речь не идёт о чистых заимствованиях. Несомненно, импортируемые предметы были многочисленны и стали ещё более многочисленными в последующие эпохи в регионах с насыщенным торговым движением. Однако это вызвало в первую очередь имитации, интерпретации, адаптацию и переработку.

Так, бронзовая чаша из Гальштата очертаниями своего высокого основания напоминает этрусские трансформации восточных заимствований. Биконический бронзовый сосуд из Музея естественной истории в Вене по своей форме и декору сильно отличается от модели, которой обязан деталями орнамента. То же касается и многочисленных бронзовых статуэток, изображающих людей и животных, которые, хотя и появляются на горизонте средиземноморского геометрического искусства, отличаются, однако, от небольших греческих статуэток из бронзы большей пластикой и выразительностью.

Орнамент, не учитывая форм предмета, становится иногда самостоятельным, как, например, на биконической вазе из Веспрема, контуры которой скрываются за вереницей декоративных фигур. При этом нередко ваза изготавливалась из глины, а фигуры орнамента — из бронзы или свинца. Эти самостоятельные декоративные наложения не принадлежат, однако, собственно гальштатскому искусству. Они использовались в северной Этрурии в рамках виллановского искусства (Клузий и Вольтерра), которое характеризуется традиционностью и связями с северными регионами.

Эти наложения присутствуют и на архаических вазах периода этрусской ориентализации, на гальштатских вазах из Болоньи, соответствующих последней виллановской фазе. Можно предположить, что эти факты и аналогии, — хотя не нужно, разумеется, их переоценивать, — отражают общую циркуляцию форм и идей между Средиземноморьем и континентальным пространством.

Что касается собственно гальштатской металлургии, следует отметить высокое качество технологии, что объясняется развитием специализации и формированием ремесленных школ. Каждая школа использовала свою технику в зависимости от материала или метода обработки, а сотрудничество различных школ способствовало производству разнообразных предметов с применением способов более тщательной обработки.

Гальштатские ремесленники добивались внешней выразительности, используя естественный блеск металла, который обогащался оттенками и нюансами гравировки, чеканки, насечки золотых и серебряных узоров или инкрустации. Простые, практичные формы орнаментировались ярко и вычурно, особенно в украшениях (фибулы, ожерелья, подвески — чрезвычайно разнообразные, — бляхи, богато украшенные пояса), а также на плащах и поясах из кожи, которым покрытие из металлических розеток придавало искрящийся вид. Это роскошное искусство блистает в великолепных браслетах, ожерельях, кольцах из золота и бронзы в сочетании с янтарём, стеклом, кораллами на шлемах, кирасах и другом военном снаряжении, в частности на рукоятках и ножнах мечей. Один из таких мечей, найденный в некрополе в Гальштате, относится к шедеврам этого искусства.

Эти замечания равным образом относятся к керамике, как мы уже подчеркнули в кратком изложении касательно общих черт гальштатской цивилизации. Здесь при помощи других техник выражается та же склонность к большим, и даже вычурным формам, то же композиционное мастерство в геометрическом декоре, но также и тенденция (в других элементах декора) к усложнению и разнородности, что способствовало технической вариативности.

Упомянем технику насечки, часто применявшуюся во времена первобытной истории и узнавшую истинное возрождение в более поздние периоды. Обратим внимание также на декоративные рельефные элементы, накладывающиеся друг на друга, как, например, в знаменитой вазе из Ланглеорна. Чёрный глянец, характерный для гальштатских керамических изделий, получался путём полирования графита и передавал игру тона.

Выше мы уже видели, насколько представители данной цивилизации восприимчивы к естественному блеску металла. Параллелизм очевиден. Одновременно происходит освоение полихромии: повторяющиеся мотивы, представленные в форме чёрных меандров, чётко выделялись на красном фоне. Ранее в некоторых регионах, например в Рейн-Палатинат, изделия декорировались кругами, треугольниками и геометрическими рядами, нарисованными на белом, красном, голубом фоне. Но несомненно, это были средиземноморские заимствования.

Несмотря на то что гравирование представляет собой обычное явление, выгравированные фигуры встречаются редко. Их находят только в Сопроне (Венгрия), где на некоторых вазах изображены сцены работы: женщина за ткацким станком — наиболее известный пример. В искусстве ситулы мы также найдём проявление этого живого интереса к повседневной жизни.

Фигуры, отпечатки небольших кругов и другие рисунки изображались на многоцветных тканях, из которых изготовлялась одежда. Эти ткани дошли до нас только в нескольких фрагментах — из Дуртенберга и Гальштата. В целом перед нами предстаёт общая картина эклектичного искусства, континентальные основы которого, связанные с традициями первобытной истории, более или менее удалённой, постепенно обогатились северными элементами, с одной стороны, средиземноморскими и восточными — с другой, и этим объясняются значительные вариации во времени и пространстве.

Для цивилизации Гальштат не характерна монументальная скульптура. Её пластическая восприимчивость выражалась только в формах и технике керамики. Форма и декор нераздельны, и эта неспособность отделить одно от другого в эпоху, когда в Греции и Этрурии развивалось фигуративное искусство, свидетельствует о консервативном характере гальштатской цивилизации.

Теперь, обратившись к цивилизации Вилланова, мы увидим, в каких аспектах она может быть сопоставлена с цивилизацией Гальштат. Различия и сходные черты позволят более чётко определить их историческую роль.