Южно-Европейский неолит


На Балканах неолит можно датировать приблизительно серединой 6-го тысячелетия до нашей эры Цивилизация 5-го тысячелетия до нашей эры, названная Сескло — по поселению в Фессалии, — была богата художественной керамикой, и особенно фигурными изображениями. Затем, в 4-м тысячелетии до нашей эры, уже в халклитичной культуре Димини (Dimini), впервые появляется мегарон, деревни окружаются разнообразными земляными укреплениями, а в декоре керамики появляются новые мотивы. Некоторые деревни, постоянно обитаемые, аккумулировали свои руины в тели (тель — холм из остатков древних строений и напластований культурного слоя) других регионах земледельцы, по-видимому полукочевники, периодически оставляли свои жилища.

Типология, обработка и декор керамики, так же как демография и обработка почвы, позволяют выделить региональные культуры не только на Балканах, но и в зонах их влияния, в частности в Южной Италии (цивилизация Мольфетта).

Некоторые учёные объясняют культурные изменения, отмеченные в 4-м тысячелетии до нашей эры, демографическим взрывом и приходом эгейско-анатолийских переселенцев, стоявших у истоков переходных культур Караново. Хотелось бы также приписать им новое культурное образование, названное по эпониму Винча, которое долгое время сопровождало, не заменяя её, устойчивую традицию Старчево. Эти две культуры в целом способствовали образованию юго-восточных цивилизаций, а на северо-востоке представлены культурой Кукутени-Триполье, которая распространилась на обширной территории Украины до Приднепровья.

Эти «смешанные» цивилизации производили тщательно обработанные керамические изделия различных цветов со спиралевидным декором, а также очень рано перешли к изготовлению украшений и оружия из меди. В керамике проявляются устойчивые связи западных Балкан (Данило) с Димини и итальянской цивилизацией Риполи, кроме того, эти связи распространялись на другие цивилизации художественной керамики в периферических районах Адриатики. В 3-м тыс. до нашей эры балканский неолит уже приобретает переходную к халколиту форму, в первую очередь благодаря анатолийскому влиянию, то есть влиянию среды, которая уже была заселена представителями цивилизации древней бронзы. Прежде всего это были народы Греции.

В культурном развитии Балканы и Эгеида переплелись более или менее тесно, в отличие от остальных территорий Средиземноморского бассейна. Острова и архипелаги сыграли существенную роль в формировании путей поиска, добычи и распространения сырья, в первую очередь обсидиана. Жизнь Средиземноморья в этот период характеризовалась существованием обязательных опорных пунктов и динамизмом, менее систематическим и менее продолжительным, но более явным, чем во внутренних континентальных землях.

Последствия этого морского динамизма нелегко уловить, и, возможно, вначале они были менее ощутимы и менее долговременны, чем на континенте. Следовательно, применительно к этому времени допустимо говорить об известном ослаблении зависимости человека от окружающей среды, о проявлении его индивидуальности. Совершенно очевидно, что в эту эпоху приморское расположение предопределило возможность колонизации. Именно эти более рассеянные импульсы, последовательно передававшиеся, заставили племена Запада, как в Испании, так и на территории Южной Франции, отойти от мезолитических традиций и опыта.

Италия сыграла посредническую роль, но она была в это время разделена на две части: с одной стороны доминировали приморские культуры, а с другой — континентальные. На юге наиболее древняя цивилизация Мольфетта (5-е тысячелетие до нашей эры) имела тесные контакты с Балканами, тогда как северо-запад полуострова был связан с комплексом кардиальной керамики испано-франко-лигурского побережья, представленным тарденуазскими локальными культурами.

Между Испанией, Сицилией и Мальтой связи установятся только в 4-м тысячелетии до нашей эры и станут более явными в 3-м тысячелетии. В самом деле, с конца 4-го тысячелетия до нашей эры своего рода средиземноморское и, в частности, западно-средиземноморское койне распространяется, с одной стороны, на Сицилии и Мальте, а с другой — в испанской Альмерии и Шассей во Франции, это койне тесно связано с такими цивилизациями, как швейцарская Кортайо и итальянская Лагоцца. Чёрная лощёная керамика, типичная для этой группы, контрастирует с расписными гончарными изделиями среднего неолита центральной Италии, тогда как декор, характерный для изделий из Матеры, сохраняется в шассейской керамике.

В это же время северо-восток Италии начинает налаживать отношения с Балканами: здесь появляются вазы с квадратной горловиной — культура Сассо-Фьорано продемонстрировала этим связь между югом и севером, а значит, — и это кажется важным, — итальянский полуостров играл роль моста между Средиземноморьем и континентальной Европой.

Средиземноморская циркуляция развивается и приводит к распространению погребений, высеченных в скале, и мегалитических конструкций, которые встречаются в Пулья (Pouilles) и на Сицилии, но их основным центром являются храмы на Мальте. В отношении юго-восточной Испании, где наблюдается подъём металлообработки, гипотезу о колонизации на этот раз можно исключить. Этот испанский центр ко 2-му тысячелетию до нашей эры станет источником культуры, известной под названием комплекса колоколовидных кубков, речь о котором пойдёт далее.

Эпохи, как и люди, неповторимы. Каждая имеет свой характер, только ей присущие черты. Удалённость древних цивилизаций от нас во времени и пространстве не позволяет в точности воссоздать их облик, реально почувствовать дыхание жизни, до конца осознать высокие духовные устремления и самые обыденные дела некогда живших людей.

Тем не менее мы стремимся заглянуть в мир древности, чтобы, поняв его, лучше понять себя. Древность манит нас, влечёт своей загадочностью и необъяснимым обаянием. Именно в парадоксальном сочетании многообразия и единства нам и представляется история древней Европы.


2010–2020. Древнейшие цивилизации Европы